Умелые руки (Турецкая сказка)

Давным-давно, в решете, в соломе ли, когда на старом току джинны дротики метали, жила в богатом доме девушка-красавица. Сказать — не расскажешь, писать — не опишешь, среди прекрасных цветов была дивной розой, среди стройных деревьев — свечой-кипарисом. Глядят на неё люди — взора не отведут… Мать, отец не могли надышаться на неё, берегли от холода, от жары, но, будь проклята

» Read more

Чудесная роза (Турецкая сказка)

Это было давным-давно, когда за решетом ходили на гумно, когда верблюд был грамотеем, а мышь была брадобреем, когда я был юнцом и качал в колыбели мать с отцом. Кто далеко идет, кто далече бредет, кто в чужой сад без спроса зайдет, с тем будет вот что… А мы взяли да пошли, тысячу шагов прошли, брели по горам и долинам, шли

» Read more

Тали-баба (Турецкая сказка)

Было или не было, жил в давние времена один хакан (правитель из тюркской династии). Как-то шёл он по своему дворцу, зашёл на кухню и видит — сидит молодая красивая девушка, лук чистит. Подошёл к ней хакан, а она и внимания не обращает, продолжает работу. Очень понравилась девушка хакану. Ничего не сказал ей, поднялся в свои покои и крикнул одну из

» Read more

Сын падишаха и див (Турецкая сказка)

Было — не бывало, а в прежние времена падишахов было немало. В прежние времена, в решете ли, на дне казана, жил-был один падишах, и у него был сын. Когда сыну падишаха исполнилось семнадцать-восемнадцать лет, отец решает его женить. Он подыскивает ему девицу под пару, и их обручают по обычаю падишахов. Начинают справлять свадьбу. И вот во время свадьбы одной ночью

» Read more

Султанша из подземелья (Турецкая сказка)

Было или не было, а в прежние времена, в решете ли, в соломе ли, жил один хакан — правитель из тюркской династии. Сколько ни рождалось у него детей, все умирали… Наконец родилась у хакана дочь. — Что мне делать, чтобы хоть эта моя дочь выжила? — спросил хакан у своих приближенных. — Мой хакан, надо построить пещеру под землей и

» Read more

Сказка жены падишаха (Турецкая сказка)

— Рассказывают, — начала жена падишаха, — что в прекрасном дворце жил великий падишах. Однажды к нему пришёл какой-то дервиш и сказал: — О шах! Я знаю одно необыкновенное заклинание. Стоит мне только произнести его, как душа моя сразу же может вселиться в любое мёртвое тело. Шах велел принести зарезанного гуся и сказал: — А ну-ка, посмотрим, сумеет ли твоя

» Read more

Сестрица Седеф (Турецкая сказка)

Было то или не было, давно, когда я качал люльку своей матери, жил один падишах. Трёх сыновей и дочь вырастил тот падишах. Любил он детей больше власти своей. Не нужен ему весь мир, ни на что их не променяет. Для матери сыновья были слаще мёда, а дочь — что сливки к мёду. Только насладиться ими, своим мёдом и сливками, ей

» Read more

Рябой петушок и Бейоглу (Турецкая сказка)

Давным-давно, когда верблюд был зазывалой, а блоха — брадобреем, так давно, что и не вспомнить, в решете ли, во соломе, когда я дядюшкину люльку — скрип-скрип! — качала, тут и сказочке начало. Жил да был в те давние времена рябой петушок. У петуха какие заботы? Хоть рыжий, хоть рябой, хоть холеный, хоть худой — все одно: разок промолчать да два

» Read more

Ребенок из теста (Турецкая сказка)

В те дни, когда верблюды вести разносили, блохи цирюльниками служили, а я хоть и был мал, колыбель своей матери качал, в одном царстве жили муж и жена. Звали их Хылы и Дылы. У каждого из них был рот, да не было языка, никому они не намекали даже, что у него бровь над глазом, боялись обидеть и муравья. Вот потому-то их

» Read more

Про Кельоглана и Мусу (Турецкая сказка)

Давным-давно, теперь уж и не вспомнить, в решете ли, во соломе, когда верблюд выкликал вести громким голосом, когда я батюшкину люльку — скрип-скрип! — качала, тут матушка у дверей закричала. Я к ней скорей впопыхах, а батюшка-то из люльки — бах! То одного качаю, то другого, оба плачут. Тут матушка вскочила — да за чуприну, а батюшка — за дубину,

» Read more
1 2