МИФЫ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ: Индра и святые подвижники

Индра и святые подвижники

Жил некогда царь по имени Бхангасвана. Он был прославлен своей мудростью и благочестием, и подданные почитали его, как бога, но он был бездетен, и потому царская власть и могущество не утешали его. Он предался суровому подвижничеству, совершил жертвоприношение Агни и обрел сто могучих сыновей. Но тем подвижничеством и тем обрядом он навлек на себя неудовольствие Индры. Со времени нашествий Сунды и Упасунды и ракшасов, предводимых Раваной, на небесное царство повелитель богов опасался всех, совершавших великое подвижничество, ибо они обретали могущество, угрожавшее власти его в трех мирах. И владыка небесного царства был недоволен Бхангасваной, совершившим жертвоприношение Агни, ибо тем обрядом царь почтил только бога огня, Индра же не получил доли в жертве. И Тысячеокий задумал лишить Бхангасвану могущества и стал выискивать у него уязвимые места и подстерегать его промахи, чтобы повредить ему, но благочестивый царь неуклонно следовал стезей добродетели, и повелитель богов не мог найти случая воспользоваться какой-либо его слабостью.

 

Но вот однажды царь Бхангасвана отправился в лес на охоту, и тогда Индра решил воспользоваться этой благоприятной возможностью, чтобы нанести удар могуществу Бхангасваны. Когда царь один, без свиты, углубился в лес на своем коне, Индра помрачил его сознание, и Бхангасвана заблудился в глухих дебрях. Мучимый голодом и жаждой, он тщетно искал дорогу из леса и набрел на озеро, полное прозрачной воды. Бхангасвана напоил в том озере своего коня, а потом сам разделся и вошел в воду, чтобы освежить тело, изнуренное зноем и усталостью. После купания царь вышел из озера на берег. И тогда, взглянув на свое отражение в воде, он в великом изумлении и страхе увидел, что превратился в женщину. Тут он понял, что озеро было заколдованным. В горести он воскликнул: «Увы, как теперь я поеду верхом на коне? Как в этом облике вернусь я в свою столицу? Как покажусь я моим сыновьям, что скажу моим женам, моим советникам и подданным? За что постигло меня это несчастье?»

 

Но ему ничего не оставалось делать, как сесть на коня и вернуться в свой город. Увидев своего царя в женском облике, его сыновья, и слуги, и все подданные пришли в великое изумление. Царь рассказал им обо всем, что с ним случилось, и так молвил своим сыновьям: «Я оставляю вам мое царство, будьте счастливы, наслаждаясь царской властью! Я же удалюсь в лесную обитель и там проведу остаток моих дней».

 

Он удалился в лес и там поселился в обители благочестивого отшельника. И по прошествии некоторого времени Бхангасвана, пребывавший в облике женщины, родил тому отшельнику сто сыновей. Потом он привел их в свою столицу и сказал первым своим сыновьям: «Вы рождены были от моих жен, когда я был мужчиной. Этих моих сыновей я породил, будучи женщиной. Правьте же моим царством совместно, как братья, рожденные от одних родителей!» И двести сыновей Бхангасваны, повинуясь его воле, стали править царством совместно в дружбе и в добром согласии.

 

Видя, что потомство Бхангасваны умножилось и процветает, Индра разгневался. Он подумал: «Кажется, превратив этого царя в женщину, я принес ему благо вместо ущерба!»

 

И владыка богов обернулся странствующим отшельником, пришел в столицу Бхангасваны и, явившись к его сыновьям, сказал им: «Братья никогда не живут в мире, даже если они происходят от одного отца. Враждуют сыновья Кашьяпы — асуры и боги; они воюют за власть над тремя мирами. Вы, царевичи, — сыновья владетельного государя Бхангасваны. А эти — сыновья отшельника, живущего в лесной обители. Зачем же вы делите с ними власть, которая принадлежит только вам?» Такими речами Индра посеял раздор между братьями, и вскоре они перебили друг друга в жестокой битве.

 

Узнав об этом, Бхангасвана, живший в лесу, оплакал своих сыновей и был безутешен в своем горе. Тогда Индра явился к нему в обличье брахмана и сказал: «О чем ты рыдаешь, прекрасная отшельница? Какое несчастье тебя постигло?» Отшельница ему отвечала: «Безжалостная судьба погубила двести моих сыновей. Некогда я был царем, о брахман, и у меня было сто могучих сыновей. Однажды, выкупавшись в заколдованном озере, я превратился в женщину; и еще сто сыновей родилось у меня. Все мои дети были счастливы и наслаждались безмятежно царской властью, но вот волею судьбы они перессорились и все погибли в междоусобной войне. За что обрушились на меня эти беды?»

 

Тогда Индра открылся ему и сказал: «Ты навлек на себя мой гнев, когда совершил жертвоприношение, неугодное мне; за это я тебя покарал». Бхангасвана упал к ногам царя богов и взмолился; «Смилуйся, о владыка, надо мною. То жертвоприношение было совершено только ради обретения потомства, а не затем, чтобы причинить тебе обиду. Ради этого же совершал я мое подвижничество. Прости меня, о повелитель небесного царства!»

 

И царь богов смилостивился над ним и сказал» «Я прощаю тебя и предлагаю тебе дар на выбор. Скажи мне, кто из твоих сыновей тебе милее: те, что были рождены, когда ты был мужчиной, или те, которых ты породил, пребывая в облике женщины. Скажи, и я воскрешу тех, кого ты мне укажешь!» Бхангасвана отвечал ему, сложив смиренно руки: «О Индра, воскреси тех моих сыновей, которых я родия, будучи женщиной!» — «Почему ты выбрал этих? — спросил Индра. — Или ты меньше любил тех, которые родились, когда ты был мужчиной?» — «Любовь женщины сильнее любви мужчины, — отвечал тот. — Мать больше привязана к детям, чем отец. Поэтому я выбираю рожденных мною, когда я был женщиной».

 

Повелитель богов был доволен ответом. «Ты ответил мне правдиво, ты сказал истину, — молвил он, — и за это я возвращаю к жизни всех твоих сыновей! Теперь выбери другой дар, и я исполню твое желание. Если хочешь, я снова превращу тебя в мужчину, если не хочешь — оставлю женщиной». И Бхангасвана сказал: «Я хочу остаться женщиной, о Шакра! Поистине, я не хочу становиться снова мужчиной». — «Почему? — опять спросил Индра. — Почему ты выбираешь женскую долю, отвергая мужскую?» — «Потому, что женщина больше, чем мужчина, черпает наслаждения в любви», — отвечал Бхангасвана.

 

«Да будет так, как ты желаешь», — сказал тогда Индра и удалился в свое небесное царство. А царь Бхангасвана до конца дней своих так и остался женщиной. Сыновья же его все воскресли и еще долгие годы счастливо правили его царством.

 

И были некогда два великих мудреца — Бхарадваджа, сын Брихаспати, сына Ангираса, и Райбхья из рода Атри. Оба были очень дружны между собою, и обители их были расположены недалеко одна от другой. У Бхарадваджи был сын по имени Явакри, у Райбхьи — двое сыновей, Паравасу и Арвавасу.

 

Бхарадваджа был великим подвижником; Райбхья же славился во всех трех мирах как непревзойденный знаток священных Вед. Сын Бхарадваджи Явакри спросил однажды отца: «Скажи, почему такой великий почет оказывают все премудрому Райбхье? Разве твое подвижничество не выше знания Вед?» — «Нет, сын мой, — отвечал ему Бхарадваджа. — Нет ничего в трех мирах превыше священного знания». Услышав это, Явакри опечалился. «Райбхью больше почитают, чем моего отца, — подумал он, — и сыновьям его больше славы. Но я превзойду их во что бы то ни стало!»

 

И, стремясь обрести свою цель, Явакри предался суровому подвижничеству. Он постился, стоял на одной ноге неподвижно и в зной, и в холод, жег свое тело огнем и охлаждал его в студеной воде, и, когда заслуги его возросли благодаря такому подвижничеству, он воззвал к Индре и сказал: «За мой суровый подвиг даруй мне, владыка богов, знание священных Вед». — «Не в подвижничестве путь к постижению Вед, — возразил ему Индра. — Ступай к наставнику, о Явакри, и выучи Веды, как должно, с прилежанием и смирением». Но Явакри не захотел следовать обычным путем постижения Вед и продолжал свое подвижничество. И, накопив еще больше заслуг истязанием плоти, он опять воззвал к Индре. «Ты не добьешься своей цели умерщвлением плоти, — снова отвечал ему Индра. — Ступай к наставнику, о сын Бхарадваджи». — «Нет ничего в этих трех мирах, чего нельзя было бы обрести подвижничеством, — возразил, упорствуя, Явакри. — Если ты не исполнишь теперь моего желания, я предамся еще более жестокому истязанию плоти; я начну отсекать часть за частью моего тела и одну за другой стану бросать их в огонь; и власть твоя на небесах поколеблется от моего подвига!» Тогда Индре пришлось даровать ему исполнение желаний. По просьбе Явакри он дал ему и его отцу совершенное знание Вед и обещал им победу над всеми соперниками во владении священным знанием.

 

Мудрый Бхарадваджа, отец Явакри, был недоволен неразумным поведением сына. Он предостерегал его: «Оставь свою гордыню, сын мой, и не стремись превзойти мудрых сыновей Райбхьи. Не трогай их, бойся оскорбить их могущественного отца, это не приведет тебя к добру». Но Явакри пренебрег добрым советом.

 

Вознесшись в своей гордыне, он покинул стезю добродетели и задумал совратить прекрасную супругу Паравасу, старшего из сыновей Райбхьи. Он стал искать с нею тайных свиданий и преследовать се своими греховными домогательствами. Но Райбхья узнал об этом и страшно разгневался. Он вырвал из своей головы две пряди волос и, произнеся над ними заклинания, создал из одной прекрасную женщину, как две капли воды похожую на супругу Паравасу, а из второй пряди — страшного демона. И созданная им женщина завлекла Явакри и отдала его во власть демона, который набросился на сына Бхарадваджи, воспользовавшись тем, что женщина похитила у него сосуд с водою и он не мог совершить спасительного омовения. Явакри пустился бежать, а демон преследовал его, нечистого и подвластного злому духу. Он настиг его у самых дверей дома Бхарадваджи, где Явакри надеялся найти убежище. А Бхарадваджа в это время совершал священный обряд и поставил у дверей на страже слепого шудру, наказав ему никого не пускать в дом, дабы никто не прервал обряда. Шудра преградил дорогу Явакри, и демон схватил несчастного и растерзал его, прежде чем он успел вступить на освященную жертвоприношением землю.

 

Узнав о гибели сына, Бхарадваджа проклял Райбхью. И во исполнение этого проклятия спустя недолгое время старший сын Райбхьи Паравасу убил в лесу своего отца, приняв его в сумерках за антилопу. Но Арвавасу, его младший сын, суровым подвижничеством воскресил Райбхью и снял грех отцеубийства со старшего брата.

 

А неразумный Явакри отправился в царство Ямы, и там боги открыли ему, что злая участь постигла его за гордыню и за то, что не должным путем добивался он знания священных Вед.

 

И был на земле царственный мудрец Вишвамитра, сын Гадхи из рода Каушика, который предался неслыханному подвижничеству ради обретения брахманства и потряс царство Индры до самого основания. Однажды Вишвамитра, могущественный царь Каньякубджи, посетил обитель божественного мудреца Васиштхи и увидел у него чудесную корову Нандини, исполняющую все желания. Царю захотелось обязательно получить эту корову, но Васиштха не соглашался отдать ее ни за какие сокровища. Тогда Вишвамитра попытался захватить чудесную корову силой; но корова Васиштхи создала грозных ратников, обративших в бегство царское войско. «Сам бог Дьяус не мог отнять корову у Васиштхи и понес кару за ее похищение», — поведали Вишвамитре, и он увидел, что брахман могущественнее царя. Тогда он захотел стать из кшатрия брахманом и для того-то прибег к подвижничеству столь суровому, что Индра пришел в смятение и подумал: «Пожалуй, он обретет такую силу, что свергнет меня с небесного трона и овладеет моим царством, как овладели им некогда Сунда и Упасунда, а после них Равана!»

 

И как в былое время Брахма призвал Тилоттаму для спасения небес от могучих асуров, так Индра послал прекрасную апсару Менаку, чтобы она соблазнила Вишвамитру и отвлекла его от опасного для богов подвижничества.

 

И Менака отправилась к обители Вишвамитры, где царственный мудрец предавался жесточайшему покаянию, а вместе с ней Индра послал Ваю, бога ветра, и Каму, бога любви, чтобы они помогли ей исполнить его повеление. Красавица Менака приблизилась к обители сына Гадхи и, приветствовав его, стала играть и резвиться на лесной поляне близ хижины. Тогда ветер, следуя велениям царя богов, сорвал, с нее нарядную одежду; подвижник увидел ее обнаженной, и страсть овладела им. Он позвал ее, и она пришла к нему. И долго они наслаждались любовью в цветущем лесу, и годы промелькнули для них, как один день.

 

Так прекрасная Менака отвлекла Вишвамитру от подвижничества. Но он все равно достиг своей цели. Он стал из кшатрия брахманом и обрел великое могущество, позволившее ему соперничать с Васиштхой. А Менака, уйдя от Вишвамитры, родила от этого союза прелестную девочку; девочку эту она оставила в долине Хималая, на берегу реки Малини, а сама, не думая больше о брошенном ею дитяти, вернулась в небесное царство Индры.

 

Девочку, покинутую в дремучем лесу, полном хищных зверей, увидели реющие в небе соколы. Они спустились и сели вокруг нее, чтобы ее охранять. Там, на берегу реки, и нашел ее святой мудрец Канва из рода Ангираса. Он взял ее к себе в обитель и воспитал как свою дочь. Он дал ей имя Шакунтала, что значит «Огражденная соколами», потому что, когда он ее увидел в лесу, ее окружали и прикрывали крыльями эти птицы, ограждавшие ее от опасности.

Ваша оценка
[Количество голосов: 0 Средняя оценка: 0]