МИФЫ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ: Победа над Раваной

Победа над Раваной

Вернувшись к Раме, Хануман поведал ему о духовном и телесном благополучии Ситы и рассказал историю её заточения в гареме Раваны, об угрозах демониц, ее непоколебимой преданности Раме и назначенном дне ее смерти и передал Раме жемчужину в подтверждение своего правдивого рассказа.
Рама собрал огромную стаю животных и отправился на Ланку.

 

Раване и его приспешникам стало известно о наступлении Рамы. Младший брат властителя ракшасов пытался склонить Равану к примирению. Он советовал возвратить Ситу ее законному супругу. «Верни ему супругу, иначе от прекрасной Ланки не останется камня на камне!»

 

Равана, однако, презрел мудрый совет меньшего брата, говоря: «Общеизвестно, что из всех неприятностей наихудшие доставляет нам родня! Кто не знает, что от коров — молоко, от женщин — прихоти, а от родни — козни?»

 

Оскорбленный брат в сопровождении четырех ракшасов, покинул Ланку. Они перелетели океан и явились к Раме. Рама принял их под свое покровительство.

 

Для того чтобы два великих войска приблизились к неприступной твердыне Раваны, им необходимо было переправиться через океанские воды. Животные построили через пролив мост из скал и деревьев. Когда армия Рамы приближалась к стенам Ланки, затряслась земля, хлынул кровавый дождь, а вокруг солнца появился огненный круг. Несмотря на эти зловещие предзнаменования, Равана решил воевать. Обе стороны в ярости двинулись друг на друга. Ракшасы выехали на конях, закованных в золотые брони. Убранство слонов пламенело на солнце. Ослепительно блистали златочеканные колесницы. Под гром барабанов и трубные звуки раковин бесчисленное войско Рамы кинулось на своих могущественных недругов. Стаи обезьян заполнили городской вал, влезли на стены, забрасывали оборонявшихся валунами и вырванными с корнем деревьями. Неистовый бой не прекратился даже с наступлением ночи.

 

После захода солнца сила демонов значительно возросла, и они стали пожирать нападавших тысячами. Сын Раваны Индраджит стал невидимым и поражал наступавших стрелами из-за туч. Ему удалось тяжело ранить Лакшмана. Тогда на помощь пришёл Хануман. Он полетел в Гималаи за лечебной травой. Но как быть, ведь Хануман не разбирался в травах и мог перепутать и принести не то, что нужно. Обезьяна нашла выход: Хануман оторвал кусок горы со всеми травами и полетел с ним в Ланку. Рама выбрал нужную, выжал её сок на рану Лакшмана и тот пришёл в себя.

 

Грозное сражение продолжалось и Рама, метнув дротик, нанес повелителю демонов глубокую рану. Равана зашатался и выронил лук. Обессиленный, утративший свое величие Равана стоял перед Рамой, дожидаясь бесславного конца. Но великодушный царевич Айодхьи пощадил его, говоря: «Ты совершал ратные подвиги. Немало моих отважных воителей пало от твоей руки. Но я не воспользуюсь усталостью недруга, чтобы с помощью моих неотвратимых стрел лишить его жизни. О владыка Летающих Ночью! Я дарую тебе передышку. Отправляйся на Ланку в царственной колеснице. Ты еще испытаешь на себе мое могущество!»
Возвратившись в столицу, униженный великодушием Рамы, Равана был полон страха. Мысль о предстощем поединке не давала ему покоя. Он послал своих приближенных на вершину горы Чарьягопура, дабы пробудить младшего брата Кумбхакарпу от сна, навеянного проклятьем Брахмы, ибо один лишь Кумбхакарна, обладающий несравненной мощью, способен был победить Раму. Этот демон пожрал бесчисленное множество обезьян, стрелы ломались о его тело, но всё же Рама отрубил ему голову.

 

Настало время схватки Рамы и Раваны. Демон, пользующийся оружием Брахмы, посылал в противника тысячи стрел с головами львов и тигров. Рама отвечал ему стрелами, подобными солнцу, звездам и метеоритам. Стрелы Раваны становились ядовитыми змеями, изрыгающими пламя, а стрелы Рамы — стаей птиц, пожирающих змей.

 

Одну за другой Рама отсекал головы Равана, которые отрастали снова и снова. Наконец он наложил на лук стрелу Брахмы, в оперении которой был ветер, в наконечнике солнце и огонь, а в древке — гора Меру. Рама натянул тетиву, и стрела, пронзив грудь Раваны, вернулась в колчан героя. С неба посыпался дождь цветов, послышались торжественные гимны. Солнце засияло в небесной лазури. Подлинной обителью мира для всего живого стала земля. Обезьянья рать вступила в Ланку, на престол которой был возведен благорассудный брат Раваны.

Ваша оценка
[Количество голосов: 0 Средняя оценка: 0]