МИФЫ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ: Сказание о царе-людоеде

Сказание о царе–людоеде

Царь Калмашапада из рода Икшваку был правнуком благочестивого Бхагиратхи, низведшего Гангу с небес на землю. Он был отважен, и никто на земле не мог сравниться с ним величием. Однажды он отправился на охоту. В густых зарослях леса он повстречал на узкой тропинке отшельника Шакти, старшего сына великого мудреца Васиштхи. Царь повелел отшельнику уступить дорогу; но мудрец не сошел с тропы, и тогда Калмашапада, ослепленный гордостью гневом, ударил брахмана плетью.

И Шакти проклял неразумного царя: «Ты поступаешь с благочестивым отшельником, словно ракшас! Так пусть же отныне ты станешь, подобно ракшасам, питаться человеческим мясом! О презреннейший из царей, быть тебе людоедом!»

 

Калмашапада, напуганный страшным проклятием, стал умолять сына Васиштхи о прощении. Но в то время случилось прийти в страну, где правил Калмашапада, великому подвижнику Вишвамитре. Он пришел в царство Айодхья с тайным намерением занять место верховного жреца у государей рода Икшваку, вытеснив своего заклятого врага и соперника Васиштху. Когда Вишвамитра узнал о проклятии Шакти, он наслал на царя Калмашападу злого ракшаса, и тот вселился в его тело. Так благодаря коварству Вишвамитры исполнилось проклятие Шакти, и несчастный Калмашапада, одержимый ракшасом, забыл о своей человеческой природе.

 

И когда в следующий раз Калмашапада встретил брахмана Шакти, старшего сына Васиштхи, он сказал ему: «Раз ты наложил на меня это ужасное проклятие, я с тебя и начну людоедствовать!» Он набросился на Шакти, убил его и съел, как тигр пожирает оленя. И, подстрекаемый Вишвамитрой, он пожрал потом одного за другим всех сыновей Васиштхи.

 

Когда великий подвижник Васиштха узнал, что все его сто сыновей погибли, пожранные царем-людоедом по наущению коварного Вишвамитры, горе его не имело предела. Но отрешившийся от страстей мирских отшельник не стал мстить погубителю своих сыновей. Он решил расстаться с жизнью. Взобравшись на вершину горы Меру, он бросился с нее вниз головой; но скалистое подножие той горы приняло его, словно мягкое ложе, и он остался цел и невредим. Тогда Васиштха пошел в глухой лес, разжег на лесной поляне костер и вошел в огонь. Но огонь не сжег его, и жар его был для мудреца, словно веяние прохладного ветерка. Тогда горестный сын Варуны привязал себе на шею тяжелый камень и бросился с берега в море в глубоком месте, но волны вынесли его обратно на берег живым и здоровым. И тогда неутешный Васиштха, напрасно искавший смерти, вернулся в свою обитель.

 

Но он не мог оставаться в своем опустевшем доме и, терзаемый горем, вновь удалился оттуда. Он пошел на берег многоводной реки и, связав себе руки и ноги веревками, бросился в ее волны. Но река разорвала его путы и вынесла его на берег. Тогда Васиштха нарек эту реку Випаша — Освобождающая от уз.

 

Гонимый душевной мукой, он пошел дальше через леса и горы и достиг берегов другой реки, широкой и глубокой, воды которой кишели страшными крокодилами. Васиштха бросился в эту реку в надежде избавиться от жизни, полной страданий, но крокодилы не тронули его, а река разлилась тотчас же на сто потоков, обмелела и не дала мудрецу утонуть. С тех пор она зовется Шатадру — Стремящая сто потоков.

 

А Васиштха, очутившись вновь на суше, в горести воскликнул: «Поистине, я не могу лишить себя жизни!» И снова направил стопы к своей обители. Приближаясь к дому, он услышал голос, читавшим гимны Вед; и голос тот был совершенно подобен голосу его старшего сына Шакти. Мудрец поспешил к своей обители, но не увидел там никого, кроме снохи своей Адришьянти, овдовевшей жены его старшого сына. «Кто читал сейчас Веды голосом Шакти?» — спросил Васиштха. «Это сын твоего сына, которого я ношу в своем чреве, — отвечала ему Адришьянти. — Он еще не родился, но уже знает наизусть все священные книги. Он будет великим мудрецом, о Васиштха!» И Васиштха возрадовался сердцем и воскликнул: «Не прекратится мой род!» Тогда тоска отпустила его, и он отвратился от мыслей о смерти.

 

Но однажды к его обители приблизился одержимый ракшасом царь Калмашапада, тот, что пожрал его сыновей. Увидев его, Адришьянти сказала Васиштхе, дрожа от страха: «Вот приближается к нам кровожадный ракшас, словно сам бог смерти! Спаси меня от него, о великий мудрец, и спаси своего будущего внука!» Васиштха успокоил ее: «Не бойся, дочь моя, это не ракшас, это царь Калмашапада, околдованный проклятием мудреца. Он не тронет тебя». И премудрый Васиштха заклинанием остановил Калмашападу, а потом окропил его освященной водою и изгнал из него ракшаса, который владел телом царя двенадцать лет.

 

Избавленный от проклятия царь Калмашапада вновь стал самим собой; он возрадовался и воздал хвалу мудрому Васиштхе. Тот сказал ему: «Ступай, о царь, в свою столицу и отныне управляй своими подданными по закону и справедливости. И никогда более не оскорбляй брахманов, о Калмашапада!» И Калмашапада обещал доброму Васиштхе почитать отныне жрецов и отшельников и никогда не чинить им обид. Он вернулся в Айодхью и правил с тех пор мирно и справедливо до самой своей смерти.

 

А у благонравной Адришьянти родился сын, которого назвали Парашара, что значит Спаситель, ибо он спас своего деда Васиштху от смерти еще до того, как родился сам. И он стал великим мудрецом и обладал великим могуществом, которое он обрел благодаря знанию священных заклинаний и суровому подвижничеству. Он дал обет отомстить ракшасам за гибель отца и совершил великое жертвоприношение ради истребления самого рода ракшасов во всех трех мирах.

 

Встревоженные, пришли тогда к Парашаре Пуластья, Пулаха и Крату, сыновья Брахмы, чтобы утишить его гнев и отговорить его от губительных намерений. Пуластья сказал ему: «Неужели из-за одного людоеда ты обречешь на гибель всех ракшасов, в смерти твоего отца неповинных? Царь Калмашапада избавился от проклятия; сыновья благородного Васиштхи, твоего деда, вкушают радость на небесах вместе с богами. Зачем, же это бессмысленное и несправедливое истребление живых существ? Откажись от жертвоприношения, о сын Шакти!»

 

И, убежденный словами Пуластьи, Парашара отказался от своего обета. Огонь, предназначенный для истребления ракшасов, он выпустил в дремучий лес на северном склоне Хималая. Там каждую четверть лунного месяца он сжигает ракшасов, которым случится забрести в этот лес.

Ваша оценка
[Количество голосов: 0 Средняя оценка: 0]