МИФЫ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ: Война Раваны с Индрой

Война Раваны с Индрой

От горы Кайласа Равана со своим войском отправился в царство Индры. Услышав о приближении огромного войска ракшасов, Шакра задрожал на своем троне и сказал богам: «Готовьтесь к битве со злодеем Раваной». Боги стали вооружаться для битвы, Индра же поспешил к брату своему Вишну и воззвал к нему: «Помоги мне, хранитель вселенной! Как справиться мне с Десятиглавым, которому Брахма пожаловал дар непобедимости? Скажи мне». Вишну отвечал ему: «Я не могу ничем помочь тебе ныне. Дар Брахмы ограждает ракшаса и от моего могущества. Но я обещаю тебе — уже недолго осталось ждать той поры, когда злодей понесет заслуженную им кару. Родится в Айодхье доблестный царь Рама, сын благочестивого Дашаратхи. Он будет победителем грозного Раваны!»

 

Индра вернулся в Амаравати, город бессмертных, к которому уже подступили несметные полчища ракшасов. Возглавляемые Индрой, вышли из города боги — Адитьи, Маруты, Ашвины, предводимые Агни божества Васу и прочие. Но при виде грозного войска Раваны сердца их упали. Ракшасы между тем с воинственными кликами устремились на небожителей; отважные советники Раваны — Прахаста, Марича, Шука и другие — и его дед по матери Сумалин, старый и опытный воин, сражались впереди своих ратей, посылая в богов тучи стрел и дротиков и нанося им удары мечами, топорами и палицами. Дрогнули боги под натиском ракшасов; и многие из них бежали перед победоносным врагом, как робкие лани перед львом. Могучий Сумалин нанес поражение небожителям и рассеял небесных воинов, как ветер рассеивает тучи. Но вот он встретился с богом Савитаром, десятым сыном Адити, и тот не отступил перед ним и обрушил на него поток стрел, которыми разнес вдребезги колесницу вождя ракшасов. И бог Савитар поднял свою тяжелую палицу и поразил ею Сумалина в голову; страшным ударом этим он обратил Сумалина в прах, так что не осталось от него ни головы, ни костей, ни плоти. Ракшасы, видя гибель Сумалина, обратились перед грозным божеством вспять.

 

Мегханада, сын Раваны, остановил своих бегущих воинов и, гневный, устремился в бой на блистающей своей колеснице. И никто из богов не мог противостоять ему; снова воинство небожителей стало отступать перед ракшасами. Тогда Индра вскричал: «Не бегите, о боги, оставьте страх! Сын мой Джаянта выступит против сына Раваны». И вот сошлись в бою два царевича — Джаянта, сын повелителя богов, и Мегханада, сын и наследник владыки ракшасов. Мегханада осыпал стрелами Джаянту и его колесничего; и сын Шачи ответил ему ливнем стрел и дротиков. Тучи их стрел затмили небо, и в наступившем мраке боги и ракшасы перестали видеть друг друга. Но стрелы Мегханады разили сильнее, и тяжко пришлось в том бою Джаянте. Асур Пуломан, дед Джаянты по матери, спас внука от гибели; явившись на поле боя со дна океана, из царства Варуны, он увлек с собою Джаянту в морские глубины и скрыл от стрел победоносного Мегханады. Боги же, видя исчезновение Джаянты, решили, что он убит, и в смятении обратились в бегство, а Мегханада преследовал их с воинственным кличем.

 

Тогда Индра сам выехал на поле боя на своей колеснице, ведомой Матали, искусным возничим царя богов. Гандхарвы заиграли на своих лютнях, и апсары пустились плясать, когда могучий повелитель небесного царства появился из врат града бессмертных. Адитьи, Васу, Маруты и Ашвины следовали за ним. Равана во главе своей демонской рати устремился ему навстречу на колеснице «Пушпака». И вновь разгорелась жестокая битва между богами и ракшасами.

 

Маруты напали на войско ракшасов с неистовой яростью бурных ветров и многих сразили насмерть, сокрушили и разнесли на куски своими топорами и стрелами. И ракшасы верхом на ослах, и верблюдах, и слонах, и вепрях, и лошадях, и змеях устремлялись на богов и разили их своим оружием. И небо и земля наполнились шумом той великой битвы.

 

Равана, видя истребление своего войска Марутами и могучим Индрой, преисполнился гнева и повелел своему колесничему править туда, где с вершины холма поднимается солнце, — чтобы с высоты обрушиться на врагов. Между тем Индра сказал богам: «Дар Прародителя оберегает нечестивого Равану, и мы не можем убить его. Попытаемся взять его живым!» И, возглавив рать небожителей, он повел ее против царя ракшасов. Окружив его со всех сторон, они осыпали его стрелами и привели в замешательство; и заставили его колесницу остановиться.

 

Тогда Мегханада поспешил на выручку к отцу. Он пустил в ход волшебство, которому научил его мудрый Ушанас, и сокрушил всех небожителей, пытавшихся преградить ему дорогу. Он приблизился к Индре и осыпал его дождем стрел, и он нанес тяжкие раны Матали, колесничему. Тогда Индра сошел со своей колесницы, пересел на слона Айравату и продолжил сражение. Но Мегханада, применяя обман и колдовские уловки, изнурил его в жестокой и длительной схватке; своим волшебством он пленил и сковал царя богов и повлек его за собою прочь с поля боя на глазах у потрясенных небожителей. Индра, сам знаток колдовства, оказался бессилен против чар Мегханады; сын Раваны одолел его и вместе с ним исчез из глаз сражающихся.

 

Боги меж тем продолжали поражать своим оружием Равану, и наконец тот, утомленный боем, отступил со своими войсками. Мегханада тогда сказал ему: «Довольно, отец, мы славно сражались сегодня и одержали победу; я пленил самого властителя богов, хранителя Востока — Индру. Нам незачем больше биться с небожителями». И Равана сказал сыну: «Ты возвысил ныне наш род и завоевал великую славу, совершив этот подвиг, Мегханада! Вернемся же на Ланку; и пусть царь богов следует за нами как пленник!»

 

Войско ракшасов покинуло небесное царство и с великим торжеством вернулось на Ланку; Мегханада вез на своей колеснице пленного Индру. С тех пор сын Раваны получил прозвище Индраджит — Победитель Индры.

 

Тогда Брахма в сопровождении богов отправился на Ланку и, представ перед Раваной, окруженным своими братьями и сыновьями, сказал: «Твой сын, о Равана, явил великую отвагу и мощь в битве с богами, и слава его не исчезнет в трех мирах. Но теперь пусть он освободит Индру, победителя Валы и Вритры. Скажи, чего хочешь ты от богов за освобождение их государя?» Тогда Мегханада сказал: «О Прародитель, я желаю бессмертия». Брахма ему отвечал: «Нет на земле никого из сотворенных существ, кто обладал бы совершенным бессмертием, сын мой». Победитель Индры сказал тогда Брахме: «Слушай же, что я хочу получить за освобождение Шакры. Когда перед началом битвы я совершу жертвоприношение огню ради победы над врагом, пусть бог Агни дарует мне свою колесницу и своих огненных коней. И пусть я буду бессмертен, пока я буду сражаться на этой колеснице. Пусть гибель придет ко мне только в том случае, если я вступлю в бой, не завершив этого жертвоприношения. Вот дар, который я выбираю. И я заслужил его не подвижничеством, как другие, но моею доблестью в битве!» — «Да будет так», — молвил Брахма. И тогда Индраджит освободил царя богов, и небожители вернулись с ним в свое царство.

 

Так исполнилось проклятие богиня Савитри — Индра изведал позор плена; но плен его был недолгим, и власть над небесным царством опять вернулась к нему, как и предсказала это кроткая Гаятри. Но по возвращении на небеса Брахма сказал Индре, подавленному страхом и стыдом и лишившемуся своего царственного блеска «О владыка богов, еще многие грехи тяготеют над тобою, и потому власть твоя в царстве бессмертных непрочна и могущественные враги будут угрожать тебе снова и снова!»

 

А Индраджиту, сыну Раваны, не удалось воспользоваться даром Брахмы; через много лет, во время осады Ланки обезьянами, Лакшмана, брат героя Рамы, убил его прежде, чем он успел завершить жертвоприношение огню.

Ваша оценка
[Количество голосов: 0 Средняя оценка: 0]