Мэри Поппинс. Глава 4. Танцующая корова (Памела Трэверс)

Глава 4. Танцующая корова

У Джейн болело ухо. Она лежала в постели, и голова у неё была повязана цветным платком Мэри Поппинс.

— А что ты чувствуешь?— поинтересовался Майкл.

— Как будто у меня в голове пушки стреляют,— ответила Джейн.

— Настоящие пушки?

— Нет, хлопушки!

— Ого!— завистливо сказал Майкл. И ему почти захотелось, чтобы у него тоже заболело ухо.— Хочешь, я тебе почитаю вслух?— сказал он, подходя к книжной полке.

— Нет, мне очень больно,— ответила Джейн, хватаясь за ухо.

— Тогда хочешь, я сяду у окошка и буду тебе говорить, что делается на улице?

— Да, валяй,— сказала Джейн.

И вот Майкл сел на подоконник и стал рассказывать Джейн обо всём, что происходило в переулке. Иногда это было совсем неинтересно, а иногда — чрезвычайно интересно.

— Вот Адмирал Бум!— говорил он.— Он вышел из дома и куда-то спешит. Подходит, подходит… Нос у него сегодня красный-красный. Ой, на нём цилиндр! Вот он проходит мимо нашего дома.

— А говорит он: «Лопни моя селезёнка»?— спросила Джейн.

— Мне не слышно. Но, наверно, говорит… Вторая горничная мисс Ларк вышла в сад. А в нашем саду Робертсон Эй подметает листья и смотрит на неё через забор. А теперь он сел отдохнуть.

— У него больное сердце,— сказала Джейн.

— Откуда ты знаешь?

— Он мне сам сказал. Он сказал, доктор велел ему работать как можно меньше. А папа сказал, если Робертсон Эй послушается доктора, он его уволит… Ой, как трещит и стреляет!— крикнула она, снова хватаясь за ухо.

— Ого-го!— завопил вдруг Майкл в величайшем возбуждении.

— Что случилось?— закричала Джейн, садясь в постели.— Скажи скорей!

— Потрясающая вещь! По нашему переулку идёт корова!— ответил Майкл, прыгая по подоконнику.

— Корова? В городе? Настоящая корова? Вот чудеса! Мэри Поппинс! Майкл говорит, у нас в переулке — корова!

— Да-да! Идёт тихо-тихо, заглядывает во все ворота и всё осматривает. Как будто что-то потеряла и ищет!

— Ой, как жалко, что я не могу посмотреть!— грустно сказала Джейн.

Мэри Поппинс подошла к окну.

— Глядите!— сказал Майкл, показывая вниз.— Корова!

— Вот странно, правда?

Мэри Поппинс бросила вниз быстрый, пронзительный взгляд и вздрогнула от удивления.

— Тут нет ничего странного,— сказала она, обернувшись к Джейн и Майклу.— Ровно ничего! Я знаю эту корову. Она была большой приятельницей моей матери, и я буду вам очень обязана, если вы будете разговаривать с ней вежливо.

Разгладив фартук, она строго посмотрела на ребят.

— А вы давно её знаете?— спросил Майкл, стараясь говорить как можно вежливее в надежде услышать ещё что-нибудь про корову.

— Ещё до того, как она побывала у Короля,— сказала Мэри Поппинс.

— А давно это было?— спросила Джейн самым нежным голосом, каким умела.

Мэри Поппинс смотрела куда-то вдаль. Глаза её видели что-то, чего никто не мог рассмотреть. Джейн и Майкл затаили дыхание и ждали.

— Давным-давно,— начала Мэри Поппинс задумчивым тоном сказочника. Она сделала паузу, словно вспоминая события, случившиеся много-много веков назад. Потом продолжала, мечтательно глядя невидящими глазами прямо перед собой.

«Рыжая Корова — вот как её звали. И была она очень важной и богатой коровой, рассказывала моя мать. Она жила на самом лучшем лугу во всей округе — на большом лугу, который весь зарос лютиками размером с блюдечко и одуванчиками, стоявшими ровными рядами, как солдаты. И, когда она съедала голову одного солдатика, на его месте сразу вырастал другой, в зелёном военном мундире и в жёлтом кивере.

Она жила там всегда — она сама часто говорила моей матери, что не может даже припомнить тех времён, когда бы она не жила на этом лугу. Зелёные ограды да небо — это и был её мир, и она ничего не знала о том, что лежит за его пределами.

Рыжая Корова была очень почтенной дамой, она всегда вела себя как Истинная Леди и отлично знала Всё, Что Полагается. Белое было для неё белым, чёрное — чёрным, без всяких тонкостей и оттенков. Одуванчики бывают сладкие или кислые, середины нет, говаривала она.

И она была всегда очень занята. По утрам она давала уроки своей дочери, Рыжей Тёлке, и после обеда она обучала дочурку хорошим манерам, и мычанию, и вообще всему, что полагается знать приличному, воспитанному телёнку. А потом они вместе ужинали, и Рыжая Корова учила Рыжую Тёлку, как отличать хорошую травинку от плохой; а когда дочка укладывалась спать, она стояла на лугу и жевала жвачку, и в голове у неё текли важные, спокойные мысли…

Каждый день походил на другой. Одна Рыжая Тёлка вырастала и уходила, и её сменяла другая. И вполне понятно, что Рыжая Корова воображала, что жизнь её всегда будет неизменной, всегда одна и та же. Да она и не хотела никаких перемен, потому что была твёрдо уверена, что лучшей жизни, чем у неё, быть не может.

И вот, как раз когда она думала об этом, приключение — «как она сама потом рассказывала моей матери,— приключение уже подстерегало её. Случилось это ночью — тихой ночью, когда звёзды сами были похожи на одуванчики в небесах, а луна среди них казалась большой маргариткой.

В эту самую ночь — Рыжая Тёлка давно уже спала — Корова вдруг вскочила и пустилась в пляс. Она танцевала с увлечением; танцевала просто замечательно, строго выдерживая такт, хотя никакой музыки не было.

То она танцевала польку, то шотландскую джигу, то переходила на какой-то новый танец, который тут же сама выдумывала из головы. А в промежутках между танцами она делала реверансы, и кланялась, и приседала перед одуванчиками.

«Боже мой!— подумала Рыжая Корова, начиная отплясывать матросский танец.— Как странно! Я всегда считала, что танцевать неприлично, но выходит, это не так — ведь я сама танцую, а я всегда была образцовой Коровой!»

Она танцевала и танцевала в своё удовольствие, но в конце концов устала и решила, что танцевать хватит — пора бы поспать. Однако, к её крайнему изумлению, оказалось, что она не может перестать танцевать. Она попыталась улечься рядом с Рыжей Тёлкой, но собственные ноги её не послушались! Они продолжали танцевать, выделывать всевозможные па и выписывать кренделя и вензеля, и, понятно, ей пришлось танцевать вместе с ними! И она понеслась в бешеном вальсе…

— О боже!— восклицала она в промежутках между танцами.— Ах, как всё это странно! Ах, как странно!

Но, хотя она говорила тоном истинной леди, остановиться она всё-таки не могла.

Наступило утро, настал день, а она всё ещё танцевала — носилась по лугу то кругами, то вдоль, то поперёк, а по пятам за ней бегала Рыжая Тёлка и жалобно мычала. Когда же пришёл новый вечер и Корова всё ещё не могла остановиться, она очень огорчилась. А к концу недели она совсем расстроилась.

— Я должна пожаловаться Королю,— решила она и затрясла головой.

И, поцеловав Рыжую Тёлку, она велела ей хорошо себя вести и отправилась во дворец.

Всю дорогу она протанцевала, и лишь изредка ей удавалось перехватить травинку-другую, и все, кто видел её, таращили глаза от удивления. Но больше всех удивлялась она сама…

Наконец Корова пришла во дворец и, танцуя, поднялась по широкой лестнице к самому королевскому трону.

А на троне сидел Король. Он был очень занят — он сочинял новые законы. Его секретарь записывал их большим гусиным пером в маленький красный блокнотик.

Кругом стояли придворные и фрейлины; все они были разодеты в пух и прах и говорили все сразу.

— Сколько законов я сочинил сегодня?— спросил Король у секретаря.

Секретарь быстро сосчитал, перелистав блокнотик.

— Семьдесят два, ваше величество!— с низким поклоном отвечал он, стараясь не споткнуться о своё гусиное перо (такое оно было большое).

— Гм! Неплохо. И всего за час работы!— сказал Король, очень довольный собой.

Он встал и красиво задрапировался в свою горностаевую мантию.

— Карету! Я еду к цирюльнику,— сказал он величественно.

И тут он заметил Рыжую Корову. Он снова уселся и схватил свой скипетр.

— Что это такое, а?— крикнул он, увидав, что Рыжая Корова подтанцевала уже к самому подножию трона.

— Корова, ваше величество,— просто отвечала Корова.

— Это я вижу,— сказал Король.— Я ещё не лишился зрения. Но что вам тут нужно? Выкладывайте! И живо, потому что в десять я должен быть у цирюльника, а он не будет ждать! А мне необходимо подстричься. И, ради всего святого, перестаньте скакать и вертеться!— раздражённо добавил он.— У меня просто голова кружится!

— Просто голова кружится!— как эхо, подхватили придворные.

— В этом-то и есть моя беда, ваше величество,— жалобно сказала Корова.— Я не могу перестать!

— Не можете перестать? Глупости!— рявкнул Король.— Немедленно перестаньте! Таков королевский приказ!

— Немедленно перестать! Таков королевский приказ!— повторили все придворные.

Корова изо всех сил постаралась выполнить королевский приказ. Все кости и мускулы заходили у неё ходуном. Но напрасно. Она всё равно продолжала танцевать у самого подножия трона.

— Я старалась, ваше величество. Ничего не выходит. Я танцую вот уже седьмой день. И не сплю. И почти ничего не ем — листок-другой чертополоха, и всё. Вот я и пришла попросить у вашего величества совета — как мне быть?

— Гм! Очень странно!— сказал Король, сдвинув корону набок и почёсывая затылок.

— Очень странно!— отозвались придворные, тоже почесав в затылках.

— А какое при этом ощущение?— спросил Король.

— Странное,— отвечала Корова.— И, пожалуй,— сказала она, тщательно выбирая слова,— пожалуй, приятное. Словно… словно внутри у меня взад-вперёд бегают смешинки.

— Поразительно!— сказал Король.

Он подпер голову руками и уставился на Корову, погрузившись в размышления. Вдруг он вскочил и закричал:

— Господи боже ты мой!

Что случилось?— закричали придворные.

— Вы разве сами не видите!— завопил Король. От волнения он уронил свой скипетр.— Какой же я идиот, что сразу этого не заметил! И какие вы все идиоты!— гневно обернулся он к придворным.— Разве вы не видите, что она подхватила на рога Падучую звезду?

— Вот в чём дело!— закричали придворные, которые вдруг тоже все впервые заметили звезду, и уставились на неё. И казалось, чем больше на неё смотрели, тем ярче она разгоралась.

— В этом-то и беда!— сказал Король.— Итак, господа придворные, снимите эту звезду, чтобы названная… мммм… леди могла перестать танцевать и прилично позавтракала. Это звезда, сударыня, заставляет вас плясать,— обратился он к Корове.— Ну-ка, поживей!

И сделал знак главному придворному, который, изящно поклонившись Рыжей Корове, потащил звезду. Но звезда не поддавалась. За старшего придворного ухватился другой, за другого — третий, и так далее, и так далее; образовалась длинная-предлинная цепь, словно все придворные собирались тянуть репку.

— Не оторвите мне голову!— жалобно попросила Корова.

— Тяните сильней!— загремел Король.

Придворные повиновались. Они стали тянуть изо всех сил. Тянули так, что лица у всех стали красные, как малина. Они тянули до тех пор, пока у них уже не стало сил тянуть, и тогда они все повалились друг на друга.

А звезда и не шевельнулась. Она твёрдо держалась на коровьем роге.

— Тц-тц-тц!— сокрушённо щёлкнул языком Король.— Секретарь! Посмотрите, что говорится о коровах со звёздами на рогах в Энциклопедии!

Секретарь стал на колени и залез под трон. Потом он вынырнул оттуда с огромной зелёной книгой, которая всегда находилась там на тот случай, если Король пожелает о чём-нибудь осведомиться.

Секретарь поспешно перелистал Энциклопедию.

— Ничего нет, ваше величество,— сокрушённо сказал он наконец.— Есть только про Корову, Которая Подпрыгнула Выше Луны, но это вы и так знаете.

И — просто на всякий случай — он прочитал стихи, которые и так знает каждый ребёнок:

Послушайте сказочку
Вы, шалуны:
Корова подпрыгнула
Выше Луны!
Боюсь, что не скоро
Появится снова
Такая прыгучая
Чудо-корова!

Король потёр подбородок — это помогало ему думать. Потом он сердито вздохнул и поглядел на Корову.

— Вот всё, что я могу вам посоветовать,— сказал он.— Попробуйте сделать то же самое.

— Что попробовать?— спросила Рыжая Корова.

— Подпрыгнуть выше Луны. Может быть, это поможет. В общем, стоит попытаться.

— Мне?— спросила Рыжая Корова с возмущением.

— Да, вам, вам, кому же ещё?— нетерпеливо сказал Король. Он очень торопился к цирюльнику.

— Государь,— сказала Корова,— позволю себе напомнить вам, что я приличная, воспитанная скотина и мне с детства внушали, что прыжки — неподходящее занятие для дамы!

Король встал и махнул на неё скипетром.

— Сударыня,— сказал он,— вы просили у меня совета, и я вам его дал. Вы хотите танцевать вечно? Вы хотите вечно голодать? Хотите вечно не спать?

Рыжая Корова подумала о сочных, свежих, сладких одуванчиках. О том, как приятно лежать на мягкой луговой траве. О своих усталых ногах. И она сказала себе: «Ну, может быть, один разок ничего? А к тому же никто, кроме Короля, и не узнает!»

— А это очень высоко?— спросила она, не переставая танцевать.

— Не меньше мили, по-моему,— сказал Король.

Рыжая Корова кивнула. Она была того же мнения. Она подумала ещё минутку и наконец решилась.

— Никогда не думала, что дойду до этого, ваше величество! Прыгать, да ещё выше Луны! Но — я попытаюсь!— сказала она и сделала Королю грациозный реверанс.

— Отлично,— сказал Король весело. Он сообразил, что, пожалуй, всё же поспеет к цирюльнику вовремя.— Следуйте за мной.

Он направился в сад, и Корова и все придворные пошли за ним.

— Итак,— сказал Король, когда они вышли на широкую лужайку,— когда я свистну, прыгайте.

Он достал большой золотой свисток из жилетного кармана и слегка подул в него, чтобы убедиться, что он не засорился.

Рыжая Корова танцевала в положении «смирно».

— Ну,— сказал Король.— Раз!.. Два!.. Три!— И он свистнул.

Рыжая Корова набрала воздуху — и прыгнула. Вот это был прыжок! Земля сразу оказалась далеко-далеко внизу, фигуры Короля и придворных становились всё меньше и меньше и наконец совсем исчезли. А Корова взлетала в небо всё выше и выше; звёзды проносились мимо неё, словно большие золотые тарелки, и вот её ослепил яркий свет, и она почувствовала, что её коснулись холодные лунные лучи. Корова зажмурилась, пролетая над луной, и, миновав полосу слепящего сияния, она наклонила голову к земле и ощутила, что звезда соскользнула с её рога. С громом и звоном покатилась звезда по небу.

А когда она исчезла во тьме, Корове показалось, что до неё донеслись чудесные звучные аккорды удивительной небесной музыки…

И в следующий миг Рыжая Корова снова опустилась на землю. К своему большому удивлению, она обнаружила, что находится не в королевском саду, а на своём родном лугу!

И главное — она перестала танцевать!

Ноги её ступали важно и уверенно, как и полагается ногам всякой уважающей себя коровы. Степенной, неспешной походкой она прошла по лугу навстречу Рыжей Тёлке, по дороге обезглавливая своих золотоволосых солдатиков.

— Я так рада, что ты вернулась!— сказала Рыжая Тёлка.— Мне было так тоскливо!

Корова поцеловала её и стала пастись. Впервые за неделю она могла поесть вдоволь. И, чтобы утолить голод, ей пришлось съесть несколько полков.

Так она зажила по-прежнему. И сначала её это радовало. Она была счастлива, что может вовремя, без всяких танцев, позавтракать; может полежать на траве, пережёвывая жвачку; может спокойно спать ночью, вместо того чтобы до рассвета выписывать кренделя и делать реверансы.

Но вскоре она начала тревожиться. Да, конечно, луг, и одуванчики, и Рыжая Тёлка — всё это было очень хорошо, но она чувствовала, что ей чего-то не хватает. Чего — сперва она и сама не знала. Но в конце концов она поняла: она скучала по своей звезде. Да, как это ни странно, она, видно, привыкла танцевать и ощущать во всём теле счастливую лёгкость и бегающие смешинки.

Она стала раздражительной, она потеряла аппетит, и порой она без всякой причины ревела.

И вот однажды она пошла к моей матери, рассказала ей всю эту историю и попросила у неё совета.

— Дорогая моя!— сказала ей моя мама.— Неужели вы думаете, что на небе мало звёзд? Их миллионы! И миллионы звёзд падают каждую ночь! Но, конечно, нельзя ожидать, что они будут падать в одно и то же место, на один луг!

— Так вы считаете — если бы я немного попутешествовала…— начала Рыжая Корова, и глаза её засияли радостью и надеждой.

— Конечно! На вашем месте,— сказала моя мама,— на вашем месте я бы не долго раздумывала. Ищите — и обрящете!

— Я так и сделаю,— радостно сказала Корова.— Так и сделаю!

Мэри Поппинс умолкла.

— А я догадалась, зачем она пришла в наш переулок!— задумчиво произнесла Джейн.

— И я тоже!— поддержал Майкл.— Она ищет свою звезду.

Мэри Поппинс вздрогнула и выпрямилась.

— Будьте любезны немедленно отойти от окна, сэр!— сердито сказала она.— Сейчас я потушу свет!

Но и засыпая, ребята очень-очень хотели, чтобы Рыжей Корове удалось найти свою звезду…

Ваша оценка
[Количество голосов: 0 Средняя оценка: 0]